dvornyagka: (blackdog)
Нынче был у Робина в Шервуде визитер – долговязый парень в длинном черном плаще – и собою на вид пригож, и умом востер, а манерою выражаться так вообще.
Он в реалиях местных прямо с налету сек, хоть и прибыл откуда-то очень издалека. Он по форме лука понял, что Робин – стрелок, и по форме дубины в Джоне тоже узнал стрелка. Постоянно ворчал он, суров и слегка угрюм – ум, мол, лучше дубины служит в любой нужде. Только он говорил, что нужен не просто ум, а какое-то длинное слово на букву «д».
Говорил он, что это слово и зоркий глаз на любую тайну сумеют найти ответ, и сказал, что в подтвержденье готов на раз разъяснить, отчего у вилланов финансов нет. И решать проблему эту он стал всерьез, то есть этто, как говорится, без дураков: по деревне рыскал, кому б уместный задать вопрос, и срисовывал из грязи следы подков.
Наконец, пред всею шайкой явив свой лик, он сказал небрежно, что кончил великий труд – и что сделал вывод на базе многих улик: прямиком в казну к шерифу следы ведут.
Все стояли, не то, чтоб речи дар потеряв, но и так, словно всех слегка ошарашил гром. И сказать, что все осознали, как он был прав – это значит – еще ничего не сказать добром.

И Вилль Статли, общее мнение огласив, пробасил, пятерней пошкрябав по бороде: «Для того, чтобы знать, что во всем всегда виноват шериф, нам и вовсе не надо этой, на букву «д»».
dvornyagka: (medieval)
Фактически так рано, что скорее это можно считать "поздно накануне", до гостеприимных и проче благословенных окситанских краев добрался слегка потрепанный и покрытый пылью гонец из далекого Шервуда. Много недель провел он в пути не пропустив практически ни одной таверны по дороге, чтобы к славному празднику всех добрых людей привезти в подарок родившемуся в этот день достойному виллану самоценнейшую и самонужнейшую вещь -- Азбуку, написанную для сотоварищей Мачем в краткий период его учености.
Таким образом лесные стрелки надеются поспособствовать еще более успешному нахождению со своими далекими друзьями общего языка -- теперь уже не только устного, но и письменного. И уж всяко нелепы были бы утверждения, что тем самым они просто пытаются сбыть с рук Азбуку и отвертеться от занятий.



Рукопись тяжелая, железный переплет )
 
 

 
dvornyagka: (medieval)

К Туку

Крошка Джон

пришел

И спросил,

пройдоха:

 

в чем смысл жизни, кто виноват и что делать )


Дисклеймер: За качество рифм отвечаю не я, а отец Тук из Аббатова Риптона.



 
dvornyagka: (rhood)
Не грешите!
А мы и не грешили!
Ну, сказал сгоряча Скарлетт Вили
Пару фраз про святого Фому:
Так пришлось, видно, к слову ему.

Никого (из виллан) не пугая,
Робин мерно стучал сэра Гая
По забралу эфесом меча.
Но легонько совсем – не сплеча.

Братец Тук (и при нем его свора)
Потрошил потихоньку приора,
Чтоб бедняга в пути не устал,
Ибо тянет карманы металл.

Леди Марион кротко и мило
Две опоры моста подпилила
Там, где ехал шерифов отряд.
Правда, мелко в реке… говорят.

Юный Мач без унынья и лени
В королевского целил оленя.
В королевском, заметим, лесу
Лук тяжелый держа на весу.

Но, конечно, промазал, растяпа...

Не грешите, сказал Римский Папа,
А никто – ну совсем – не грешил.
Дейл сложить нам балладу решил.

А что Дейл наш отличнейший малый,
Но поет слишком громко*, пожалуй –
Каждый знал, потому и хотел
Разойтись, пока он не запел.

* Эпитеты подставляются разные по потребности и желанию.
dvornyagka: (rhood)
В густом лесу в тени развесистого дуба
Лук чинит Робин, улыбаясь белозубо.
Шериф намедни все приметы душегуба
Велел в округе ежедневно оглашать.

Вдали разносятся стенания аббата –
Хоть удаляются и слышно плоховато,
Но суть ясна: его – шерифовского брата!
Мерзавцы! Изверги! – ограбили опять.

Пусть он жалеет, что не взял с собою Гая,
Картина вряд ли б и тогда была другая.
И братец Тук, их двух задумчиво ругая,
Вилланам золото аббата раздает.

В лесу истории подобные нередки:
Здесь много ездят, а стрелки довольно метки.
Аллан э’Дейл в плаще разбойничьей расцветки
Сидит на ветке и так поет:

«Предусмотрительность при выборе дороги
Вам и финансы, и покой спасет в итоге,
Поскольку трудно сохранить их в диалоге,
Когда свернули вы, решив, что путь далек

На тропку в Шервуде, чтоб путь спрямить, однако
Вдруг чей-то голос окликает вас из мрака
И, неучтиво предложив: «Стоять, собака!»,
Дает вам выбор: «Жизнь иль кошелек!»
dvornyagka: (rhood)
Рапорт начальника Ноттингемской стражи шерифу
Господин шериф! Намедни сразу опосля обедни
Рыцарь Гай как будто сбрендил – и решил, что очень крут.
Вместо чтоб стоять на страже или в кабак податься даже
Речь повел он в диком раже, как опасен Робин Гуд. 
dvornyagka: (rhood)
Двенадцать месяцев в году,
А в трех их тридцать шесть.
Хотя не каждый бы стрелок
Сумел их перечесть.

Есть десять пальцев на руках:
На каждой – ровно пять.
Но букв в английском языке
На них не сосчитать.
Read more... )
dvornyagka: (rhood)
Письмо, украдкой сунутое доблестным сэром Гаем Гисборном в почтовую сумку ноттингемского гонца

Дорогой мой дедушка, сэр Константин Макарэ,
Нынче снова погоды осенние на дворе.
Снова шериф спросонок ругается на заре,
Если вдруг встанет рано.

Впрочем, он спит подолгу. А я всегда поутру
Строем солдат вывожу и устраиваю муштру.
Стыло кольчуга сталью звякает на ветру
И на душе погано.

Из лесу, тоже рано, доносится дробный стук.
Может, конечно, дятел, а может быть – братец Тук.
Хлебом его не корми, дай треснуть кого вокруг
Палкою разудало.

Черт с ним, с тем самым Туком, главное Робин Гуд.
Я их ловить пытался. Что там, напрасный труд.
Сами тебя поймают и мордою в грязь макнут,
Как уж не раз бывало.

Надо б крутые меры, беда -- мешает шериф.
Не признает, собака, местных инициатив.
Он вообще ужасно вздорен, груб и сварлив,
И ни дня без капризов.

Я вот намедни думал – устрою ему сюрприз,
Чтобы всю эту шайку выкурить леса из.
Он же от лютой злобы чуть меня не загрыз:
Мол, не люблю сюрпризов.

Еще издевается, вражина. Думать, мол, не моги.
Оставь, мол, это занятие тем, у кого мозги.
А солдатня гогочет. Прямо хоть сам беги
К этому, к Робин Гуду.

Не побегу, конечно. Там сущие дикари.
Грубые и снаружи и, что хуже, внутри.
Дедушка, миленький, богом молю – забери
Ты уж меня отсюда.
dvornyagka: (rhood)
Двенадцать мыслей в голове,
А умной ни одной.
Что тут поделать -- у мозгов
Сегодня выходной.

I

 

Дорога то вправо, то влево, то наверх, то снова под гору,

Как строка под рукой подвыпившего монаха.

На пригорке – коза с профилем королевы Элеоноры,

На кусту – то ль стервятник, то ль какая иная птаха.

хорошо катить аббату в ноттингемскую палату )
dvornyagka: (rhood)
Письмо шерифа Нотингемского брату его, аббату

Здравствуй, брат, забот сегодня – выше крыши
Ем урывками и сплю ночами мало. сиротку всякий обидеть норовит )
Page generated Jul. 20th, 2017 12:42 pm
Powered by Dreamwidth Studios